Menu

Музыка в танце и танец в музыке: концерт Дзюна Кавасаки и Сергея Летова в «Смене»

15, Мар, 2019

DSC_2263

Приглушенный свет, тихие звуки, переполненный зал, в самом центре — импровизированная сцена, на которой медленно передвигаются танцоры Ая Танака и Нурек Батулла, исполняя танец Буто.

Буто появилось в Японии после второй мировой войны. Это танец об ужасах войны, темпе индустриального времени, непостоянстве людей. Он экстравагантен и состоит из выверенных, пластичных движений.

DSC_2250
Ая Танака. Танец Буто

Плавное движение

Зал полностью заполнен. Авангардный танец приковывает внимание и пробирает до мурашек. Доносятся самые разные реплики.

«Это очень странно», — голос из зала.

DSC_2227Дзюн Кавасаки

Замечаю, что все время, пока длится танец, я сижу на краешке стула, стараясь поймать каждое движение. Поначалу я пыталась найти сюжет и смысл, но позже поняла, что незачем: в Буто важнее всего ощущение происходящего. Тот, кто привык искать повсюду только логическое объяснение, достаточно быстро уходит, но большая часть публики остается до конца и завершает концерт бурными аплодисментами.

«Мы не ожидали такого ажиотажа», — говорят организаторы.

DSC_2211
Нурбек Батулла во время импровизации

«Во время процесса мне важно видеть реакцию публики»

Дзюн Кавасаки — композитор, контрабасист и импровизатор из Японии, гастролирующий по всему миру и российский музыкант — саксофонист и импровизатор Сергей Летов объединились для написания «Песни мечты», которая ляжет в основу масштабного произведения «Евразийская опера»

DSC_2317
«Идеально, если [музыку] воспринимают с радостью и без затруднений, относятся проще»

— Хочется узнать больше о вас и о вашем проекте.

— Я директор театра и композитор. Занимаюсь написанием «Евразийской оперы». Часть будет записана в Казани. До этого мы записывали Казахстане, России и Японии.

— Вы всегда выступаете в таком составе?

— Я сотрудничаю с разными артистами, и мы каждый раз импровизируем. Сегодня с нами выступал Нурбек Батулла, с ним я познакомился совсем недавно.

— Что нового было на концерте сегодня?

— Обычно я пишу и для певцов. Но в этот раз мы оставили только пластику тела в танце Буто.

— Какие истоки у этого танца?

— Буто — современный танец, но основывается на древней японской культуре. В частности, на театре Но, который тесно соединен с музыкой. Буто очень похож на Но, однако, не настолько популярный, для посвященного зрителя.

— Что важнее всего во время представления?

— В «Евразийской опере» мы соединяем музыку, поэзию и танец. Во время процесса мне важно видеть реакцию публики. Идеально, если воспринимают с радостью и без затруднений, относятся проще.

DSC_2392
Сергей Летов о коллаборации с Дзюном Кавасаки

— Как вы познакомились с Кавасаки?

— С Дзюном Кавасаки я встретился лет десять назад в Ниигата. Это город на западном побережье Японии, где находится большой университет с факультетом русского языка. Профессор, который пригласил меня туда, устроил концерт в традиционном японском доме, в котором выступала танцовщица Буто — Кисако Хурикаба и молодой контрабасисит Дзюн Кавасаки.

Он потряс меня техникой игры на контрабасе. Я таких контрабасистов в жизни не слышал и с такими не играл.

Через некоторое время, когда я переехал из Ниигата в Токио, чтобы читать лекции в университете, он пригласил меня выступить с его театром. Оказалось, что он не только контрабасист, но и режиссер, и директор небольшого театра, который занимается паназиатской музыкой, где и армянские стихи, и музыка сибирских шаманов — культурный микс. Я принимал участие в его спектаклях в Токио. Прошло некоторое время. Дзюн приезжал в Москву и выступал со своей оперой. Потом мы выступали в трио в Японии с баритон-саксофонистом Йошидо в магазине noize-музыки. У нас давние связи.

— Какие у вас совместные творческие планы на будущее?

— Завтра я улетаю в Москву, а Дзюн — в Петербург, но мы воссоединимся, чтобы выступить 19 марта в галерее Граунд Ходынка Москве. Выступим втроем — Дзюн, Ая Танака и я. Потом Дзюн будет выступать в России еще до 24 марта.

— Считаете ли вы танец буто особенным? Чем он особенный для вас?

— Я много работал с современными танцами. Приблизительно с 80-х годов была группа Мартынова, о ней мало что известно. Это была пластическая драма, с танцами, пантомимой и восточными единоборствами на основе вьетнамских боевых искусств. В 90-х я сотрудничал с классом экспрессивной пластики Геннадия Абрамова, с оригинальной техникой танца на полупальцах. Потом кинетический театр Саши Пепеляева — современный балет. И с танцовщиками Буто тоже приходилось встречаться, потому что один из столпов Буто живет в нашей стране и у него есть школа в Москве. С его учениками довольно много гастролировал во Франции, Германии, Италии. Я многое понимаю и знаю о Буто. Япония — удивительная страна. Она легко объединяет авангард и традицию. И это объединение носит естественный характер. Поэтому и танец буто, и музыка Кавасаки — это объединение архаики и авангарда.

Мария Андреева, редакция Include

Фотографии: Эльмира Мифтахова, редакция Include