Menu

Казанские феминистки «ФемКызлар»: о свободе и праве выбора, феминитивах и травле в Интернете

20, Фев, 2020

обложка

«ФемКызлар» — казанское движение феминисток, образовавшееся чуть более года назад. Основная деятельность движения сейчас связана с проведением тематических мероприятий и лекций, девушки также развивают взаимодействие с другими фем-сообществами и поддерживают работу клуба разговорного английского языка.

 

От акции про короткие юбки до настоящего сплочения

Сами организаторки «ФемКызлар» Дина Нурм и Тасия Альбариньо (да, мы будем использовать феминитивы по отношению к героиням, — прим. автора) вспоминают о своем желании создать полноценное комьюнити так:

«Мы вдохновились существующими активными фем-группами из Санкт-Петербурга и Москвы. Но, пожалуй, главной отправной точкой для образования «ФемКызлар» стала моя поездка в Санкт-Петербург на фестиваль «Ребра Евы» (фестиваль феминистского театра, кино и перформанса, — прим.ред.). Это было событие, наполненное активизмом, творчеством, идеями. Домой я вернулась воодушевленной на новые свершения, хотя у нас на тот момент уже существовала определенная активность — акции, арт-проекты в городе», — вспоминает Тасия.

«Кстати, на «Ребра Евы» я поехала с определенной акцией (авторкой идеи является активистка под ником Astra Sun), которая впоследствии наделала много шума. Я гуляла по Невскому в мини-юбке, спрашивая у прохожих: «Вы считаете, меня уже можно насиловать в такой коротенькой юбочке?» И вообще, со скольки сантиметров длины этой самой юбки уже можно «приступать к действию?»

Забавный случай произошел тогда, кстати. В одном из парков ко мне подошла сама императрица Екатерина Великая. Ну, знаете всех этих актеров, переодетых в Петра I и Екатерину II, подходящих к туристам и предлагающих сфотографироваться. А я хожу с сантиметровой лентой, спрашиваю, с какой длины юбки можно насиловать-то, и тут Екатерина мне выдает: «Слушай, ты! Видела себя вообще?! Иди уже отсюда! Не отбивай моих клиентов!». Нечто просто…»

unnamed 1 unnamed 2 unnamed 3

С тех самых пор, по признанию Тасии, привычная зона комфорта стала для нее неинтересной и полностью утратила свой смысл: «Тогда мы и решили объединиться с целью сделать наш город лучше для женщин. Мы были подругами, которых объединяли общие интересы, идеи, можно сказать, являлись настоящим сестринством».

Первым крупным мероприятием «ФемКызлар» стал открытый женский микрофон, прошедший 24 ноября 2018 года — с этой даты девушки ведут отсчет начала своей деятельности. К слову, «открытые микрофоны» проводятся и по сей день в различных заведениях города, где любая девушка или женщина старше 18 может прийти и высказаться на любую важную для себя тему. Для участия достаточно пройти предварительную регистрацию  — мероприятия все же носят камерный характер.

Сейчас, спустя почти полтора года с момента старта «ФемКызлар», аудитория девушек значительно расширилась — в паблике ВК подписаны практически пятьсот человек, в Instagram — более трехсот. Состав администраторок включает пять активисток, а Дина и Тасия являются основательницами.

 

О непринятии женщин других и самой себя

— Вы много говорите о мизогинии, проводите лекции, в частности. Что для Вас, в первую очередь, мизогиния, как она проявляется среди татарстанского общества? (мизогиния ненависть по отношению к женщинам, женоненавистничество, прим.ред.) 

Дина: В первую очередь, мизогиния отражается в соперничестве, которое воспитывается в девочках с самого детства по отношению к другим таким же девочкам. Как следствие, девушка не способна найти настоящую подругу, постоянно ощущая в каждой потенциальную соперницу. Это из серии «не доверяй ей, она твоего мужа уведет». Самое страшное, с чем может столкнуться женщина по отношению к себе — это внутренняя мизогиния, когда ты сама к себе относишься негативно в каких-либо аспектах только потому, что ты женщина. Когда само общество буквально заставляет тебя ненавидеть все женское. А мизогиния в Татарстане мало чем отличается от мизогинии где-либо еще. 

 

«Самое страшное, с чем может столкнуться женщина по отношению к себе это внутренняя мизогиния, когда ты сама к себе относишься негативно в каких-либо аспектах только потому, что ты женщина. Когда само общество буквально заставляет тебя ненавидеть все женское».

22222

— А мизогиния связана как-то с чисто «девчачьими» комплексами? Когда смотришь на себя и думаешь: «волосы у меня недостаточно густые», «мне бы скинуть килограмма три, а то бока торчат», «ноги такие короткие, почему у меня не такие же, как у Светы из отдела кадров»?

Тасия: Скажем так, это звенья одной цепи, все взаимосвязано. Постоянно сравнивать свою внешность с другими, искать во всех женщинах недостатки, да и в самой себе — самая настоящая болезнь женского общества. Это уже такая привычная ситуация, когда две женщины сразу же видят в себе соперниц. К примеру, как это часто бывает в компаниях? Сидят, мило беседуют, но стоит только пройти какому-нибудь симпатичному парню мимо…  Сразу же начинается показ в стиле «а как же мне выделится на фоне своих же собственных подруг, чтобы он меня заметил?!» В таких ситуациях вспоминают про «некрасивую подругу», например. Я никогда этого не понимала. Даже сейчас, при знакомстве с какой-либо девушкой  вижу от нее такое отношение, знаешь, будто она опасается. То есть я хочу с ней подружиться, а у нее возникает сразу тысяча вопросов: «что ей от меня нужно?», «почему это она такая открытая?!» Не верят в то, что женская дружба может быть искренней.

11111

  «ФемКызлар» поддерживает интерсекциональный феминизм?

Дина: Этого направления придерживается наш паблик, в первую очередь. Но если говорить про администраторок, то у нас встречаются разные мнения по этому поводу. А как группа, да, мы придерживаемся интерсекционального направления. Такой подход подразумевает заострение внимания на множестве факторов, влияющих на дискриминацию. Зачастую они накладываются друг на друга, пересекаются — одна группа женщин может совершенно не понимать проблем другой группы женщин. Например, группа женщин с инвалидностью в своем манифесте говорят так: «Мы — невидимые. О нас не говорят феминистки, потому что они без особо тяжелых ограничений по здоровью зачастую рассказывают лишь о каком-то универсальном опыте. Но этот самый опыт всегда универсален лишь только до какой-то определенной степени». То есть суть в том, что  ты далеко не всегда можешь понять проблемы другой женщины. В этом же манифесте женщины с инвалидностью отмечают, что даже активисты за права инвалидов не включают их по аспекту гендера. Так как всегда говорится об общих правах, так скажем, в целом всех. При этом дискриминация женщин с инвалидностью — очень сложных комплекс, в котором есть и гендерный компонент и компонент эйблизма (тип дискриминации по состоянию здоровья человека, — прим.ред.). Женщины с инвалидностью гораздо чаще подвергаются насилию…

— А к «ФемКызлар» обращаются девушки/женщины с инвалидностью?

Дина: Пока нет. Но каждый раз, выбирая площадку для нового мероприятия, мы думаем о доступности этого места: а есть ли там пандус, к примеру?

 

О роли феминитивов

Феминитивы — это своего рода уточнение женского гендера при упоминании профессии, призвания или ученой степени девушек. И если привычные «ученик» это он, а «ученица» это она наш слух никак не режут, то «инспекторка»  или «авторка» вызывают у окружающих много вопросов, потому что общество к таким вариациям слов еще не привыкло. Даже сейчас, знакомя «ФемКызлар» с Ариной, что делает сегодня съемку интервью, я говорю о ней «фотограф», совершенно не задумываясь о том, что, надо было бы представить ее как «фотографку».

— Вы используете феминитивы в своей речи. А способны ли феминитивы прижиться в современном российском обществе?

Тасия: Конечно. Они уже существуют!

Дина: Я сама прошла довольно интересный путь к использованию феминитивов. Я лингвистка по образованию, и изначально, как и многие другие, относилась к ним с большим скептицизмом. Посмеивалась даже. Но в итоге мне понадобилось всего два года, чтобы привыкнуть и начать произносить автоматически. Для сравнения: с «милиции» на «полицию» я переходила четыре года.

 

«Я лингвистка по образованию, и изначально, как и многие другие, относилась к феминитивам с большим скептицизмом. Посмеивалась даже. Но в итоге мне понадобилось всего два года, чтобы привыкнуть и начать произносить автоматически. Для сравнения: с «милиции» на «полицию» я переходила четыре года».

 

— Насколько я знаю, в чешском языке феминитивы существуют и не являются чем-то необычным. Например «доктор» — «докторка».

Дина: И в украинском, и в болгарском… Очень во многих славянских языках используют феминитивы. Да и в русском языке они есть, но не для каждой профессии распространены, скажем так.

— А бывает, что на вас косо смотрят из-за того, что вы используете феминитивы как раз для тех профессий, где в русском языке они так и не могут прижиться на данный момент?

Тасия: Да, безусловно! Например, я раньше работала в сфере инженерии и всегда говорила о себе «я инженерка». Сейчас мне даже непривычно слышать, если кто-то не употребляет феминитивы, хотя когда-то и мне самой было неловко произносить их в своей речи. Конечно, я не филологиня, но мне кажется, что язык со временем меняется, становится более универсальным, подстраиваясь под современный мир. Женщины осваивают все больше новых профессий. Я, кстати, недавно была на собрании бухгалтеров, где были одни бухгалтерки. Ни одного бухгалтера там не было, ни одного! Так почему бы не говорить о себе как о бухгалтерке? Мне кажется это уже просто не логичным.

Есть такие девушки, которые всячески против применения феминитивов к себе, говоря «фу, я не буду такими некрасивыми словами себя называть!» Я сама не переучиваю своих знакомых девушек или подруг, но по отношению к ним феминитивы применяю.

8

 

«Я, кстати, недавно была на собрании бухгалтеров, где были одни бухгалтерки. Ни одного бухгалтера там не было, ни одного! Так почему бы не говорить о себе как о бухгалтерке? Мне кажется это уже просто нелогичным».

 

Стоит обратить внимание, что речь идет лишь только о применении феминитивов исключительно в неформальном обращении. Для того, чтобы феминитивы появились в официальных документах, необходимо вмешательство властных структур.

Дина: В этом вопросе не обойтись без правок, обращений на официальном уровне, без бюрократической работы, если обобщить. Та же ситуация обстоит с введением гендерно-нейтрального местоимения для небинарных персон.

— На английском, кажется, them\they, а у нас… «оно»?

Дина:  А у нас нет подобного аналога. Есть люди, которые употребляют «они».

— Хорошо, а если еще про феминитивы — старшее поколение заостряет внимание на том, что вы употребляете такие вариации названий профессий?

Дина: Бывает, что да, заостряют, но я не могу сказать, что старшее поколение имеет что-то против феминитивов. К примеру, когда мы обращались к директорке кризисного центра «Фатима» Марине Галицкой, она почти сразу предупредила нас: «Извините, пожалуйста, вы на меня не обижайтесь, но я не приучена употреблять феминитивы …» То есть степень понимания в необходимости говорить все-таки не «автор», а «авторка», к примеру, часто обусловлено готовностью к восприятию всего нового, а не возрастом самого человека.

Тасия:  В общем, никто еще в обморок от услышанных в разговоре с нами феминитивов точно не падал (улыбается). Удивляет больше вот что: читаешь пост на действительно важную и серьезную тему, а в комментариях находишь 200+ комментариев о том, какое зло есть феминитивы, что были употреблены при написании этого текста. То есть вся суть поста кроется в очень серьезных проблемах, о насилии, например, а обсуждать будут именно феминитивы…

Женщины, перенесшие насилие (коих действительно немало), часто молчат о случившемся, предпочитая не выносить сор из избы. Что вы можете посоветовать таким женщинам, как себя вести в подобной ситуации? И обращались ли к Вам девушки с подобными проблемами?

Тасия:  Mail.ru в прошлом году анонимно опросили 13657 женщин. Из них 56% подвергались насилию в том или ином виде, не только сексуальному, но и эмоциональному, экономическому. Из всех 87% продолжали отношения со своим партнером. Фактически проблема как раз в том, что сор из избы не выносят. Все накопившееся зло срывается в четырех стенах. А женщина, что подверглась насилию, никому об этом и не говорит, даже самые близкие бывают не в курсе.

Дина: К нам в группу пишут женщины и девушки, описывают, что с ними произошло… Бывает и так, что связываются они с нами через фейковые аккаунты, оставаясь полностью анонимными. Но мы не можем предоставить помощь так, как это могут сделать кризисные центры, например, «Фатима». У «Фатимы» есть даже свои визитки, на противоположной стороне которых написаны основные правила поведения при насильственных действиях.

Такая визитка у Дины оказалась с собой. На ее обратной стороне — о том, что необходимо оповестить о случившемся как можно больше людей, вызывающих у вас доверие. В критической ситуации совет — уйти из дома.

 

Притвориться мужчиной, чтобы получить работу

Я вспоминаю об одном преподавателе из своего универа, который открыто считал, что мужчина есть божий дар, не менее, а то и вовсе сам Бог в земном его обличии. В группе, где на тот момент остались учиться одни девочки, только о таком и говорить, конечно… А наш разговор переходит к пониманию равноправия в профессиях — в той или иной сфере деятельности можно встретить, что мужчин и женщин трудоустроено далеко не в равном количестве.

Дина: Очень сексистской средой считается творческая сфера, кстати. Музыканты, поэты…

Тасия: Соглашусь, музыканты действительно токсичны. К примеру, моим знакомым аранжировщицам и композиторкам приходится притворяться мужчинами, чтобы удаленно получить заказ! Как так? Это ведь музыка, и женщинам эта сфера тоже прекрасно знакома!

Я предлагаю девушкам порассуждать о новом, еще совсем молодом поколении феминисток, о девушках, которые с юных лет смело заявляют о своих правах всему обществу.

 Идентифицирует ли себя молодое женское поколение как феминисток уже с самого юного возраста?

Дина: Да, однозначно. Девушки сейчас активно используют социальные сети, тот же Instagram, подписываются и читают блогерок-феминисток, например, на Никсель-Пиксель, перенимая для себя ее идеи. К сожалению, пригласить на наши мероприятия несовершеннолетних девушек мы не можем, ведь на тот же «открытый микрофон» может прийти представительница ЛГБТ-сообщества и открыто рассказать об этом. А закон о запрете пропаганды ставит ограничение на подобные разговоры в окружении тех, кому еще нет 18-ти.

Но, в целом, наша аудитория очень молодая. В основном это студентки, средний возраст от 20 до 30 лет.

Тасия: Среди наших подписчиц есть девушки-школьницы. Было так, что они писали нам о желании прийти на нашу встречу и очень огорчались, узнав, что мероприятие имеет такой высокий возрастной ценз.

Результаты опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения показывают, что 1/3 опрошенных россиян поддерживает феминизм. «Хм, всего одна треть… Хотя нет, это очень даже неплохой показатель».

Тасия: Опрашивали женщин в возрасте от 18 до 59 лет, наиболее активной возрастной группой, поддерживающей феминизм, стала группа от 18 до 24 лет. И чем старше, тем меньше процент поддерживающих. Но что больше всего удивляет: из всех опрошенных 62% считают, что необходимо стремиться к равенству прав. То есть, что выходит: больше половины говорит о надобности соблюдения равноправия, но это страшное слово на букву «ф»… получается, отпугивает?

 

«1/3 опрошенных россиян поддерживает феминизм… Но что больше всего удивляет: из тех же опрошенных 62% считают, что необходимо стремиться к равенству прав»

 

— Я даже где-то читала, что практически все женщины являются феминистками, по крайней мере, борются зачастую за то, за что обычно борются представительницы движения.

Тасия: Феминизм это про свободу права. То есть у женщины есть право бороться за себя и за свои права, но при этом себя феминисткой не называть. Но вот что обидно: читаешь какую-нибудь книгу об успешной женщине, автобиографию фактически, где она рассказывает про свой путь успеха. Где мотивирует тебя на действие, на продуктивность… И доходишь до такой строчки: «Только вы не подумайте, что я феминистка, нет, я не из этих». Люди просто пугаются этого слова «феминизм», оно для них отталкивающее.

Дина: Среди взрослых женщин я часто слышу такое общее мнение о неком «достигаторстве». Что нет никакого сексизма, нет никакой дискриминации, просто надо пахать, и ты добьешься успеха. Я пахала – я добилась, а вы… А вы хотите, чтобы вам что-то дали, что-то позволили.

— Можно пахать, конечно, но если твой карьерный рост зависит не всецело от тебя, а от других людей, и женщин, и мужчин?

Дина: Вот именно. Зачастую начальники/начальницы могут даже напрямую сказать: «А почему бы не поставить на эту должность… мальчика?», сразу указывая на то, что ценны не личностные качества и умения, а лишь конкретная половая принадлежность.

 

Зачастую начальники/начальницы могут даже напрямую сказать: «А почему бы не поставить на эту должность… мальчика?», сразу указывая на то, что ценны не личностные качества и умения, а лишь конкретная половая принадлежность.

 

Тасия: У девочек нового поколения гораздо меньше стереотипного мусора в голове, они учатся в школах и выпускаются из них с гораздо меньшим количеством совершенно ненужных мыслей. Можно отметить и то, что даже массовая культура сейчас транслирует идеи феминизма, пускай даже и не всегда в совсем корректной форме.

Дина: Я, к примеру, старше нашей целевой аудитории. И по-хорошему завидую молодым феминисткам: у них сейчас есть особый инструментарий, чтобы себя самих отстоять. Я вижу, что они гораздо лучше отстаивают свои личные границы перед враждебно настроенным обществом.

— А вы помните, с какого возраста стали позиционировать себя как феминисток?

Дина: Лет с двенадцати. Тогда, правда, было совсем другое время. Я даже прошла путь целой «нелюбви ко всему женскому», когда «ой, девочки любят косметику и розовые вещи, а я слушаю правильную музыку и вообще не такая».

Тасия: А я себя всегда так ощущала. Не могу сказать, с какого возраста точно. Даже тогда, когда у меня не было ни одной подруги-феминистки, я все равно ассоциировала себя с фем-движением. Помню, надо мной даже пытались подшучивать: «Ой, ты феминистка?! Ну, давай тогда, шкаф поднимешь, может?» Пыталась еще что-то самостоятельно читать по теме, уже и в соцсетях первая информация тогда появилась…. То есть какого-либо резкого поворота в жизни у меня не было, который бы привел меня к феминизму.

 

Новое поколение «за» и «против» фем-движения

Речь от юных феминисток плавно переходит к самостоятельному просвещению в  течениях и направлениях. С чего же начать изучение?

Дина: Можно начать читать паблики. Почему нет? Но стоит понимать: многие группы лишь делают вид, что что-то вообще знают. Недавно нам даже кидали в «предложку» ссылку на какую-то группу с названием по образу «Настоящий феминизм», точно не помню, и при этом там высказывалась, в основном, пролайферская позиция (prolife — «в защиту человеческой жизни с момента зачатия», прим.ред.). 

Тасия: Я думаю, что массовая культура сделает свое дело и большое количество человек начнут интересоваться темой феминизма, равенства. Я бы порекомендовала книгу «Миф о красоте. Стереотипы против женщин» авторки Вульф Наоми. Полезно иметь представление, как бьюти-индустрия переворачивает в свою угоду наше представление о красоте и ее стандартах ради своей финансовой выгоды. Также в книге много информации о том, как женщины находят в себе соперниц и не понимают истинного смысла дружбы.

— А какое мнение складывается о феминизме у тех девушек, что себя к их числу вовсе и не причисляют?

Дина: Существует такое очень устойчивое мнение, что феминистка это «агрессивная и крикливая баба». Например, я такое мнение недавно услышала от своей же близкой подруги. А сама про себя везде говорю, что я «агрессивная волосатая злая феминистка», собирая воедино все стереотипы сразу. Удивительно, что люди, навешав на тебя такие характеристики, просто уверены, что этим они тебя унизили, задели, оскорбили… Но кто сказал, что быть такой это плохо?

Тасия: Действительно, чем человек старше, тем ему сложнее воспринимать что-либо новое, хотя, конечно, бывают очень приятные исключения. Моя бабушка, например! Она полностью согласна со мной. Я делюсь с ней своими мыслями, и она видит все те проблемы, что видим и мы. На самом деле, многим можно донести и объяснить, о чем феминизм и за что он выступает. Стереотипы о страшном феминизме постепенно уходят. Хуже, когда человек сам начинает рассказывать нелепые истории о движении, затуманивая, тем самым, еще больше мозг другим людям. Только они слышат слово «феминизм», то все, больше уже ничего даже и знать не желают. Перекрестятся, будут умолять не продолжать, только бы не слышать ничего. «А, это же они обливают мужчин кислотой, да?!» и все в таком роде.

unnamed1unnamed (1)

 

«Только они слышат слово «феминизм», то все, больше уже ничего даже и знать не желают. Перекрестятся, будут умолять не продолжать, только бы не слышать ничего. «А, это же они обливают мужчин кислотой, да?!» и все в таком роде». 

 

— Так, если у молодых девушек все же есть позитивная тенденция по отношению к феминизму, то что насчет парней и юношей? Мне кажется, вот с их стороны как раз и нет изменений в мышлении.

Тасия: Не соглашусь. Сейчас можно заметить, что многие мальчики уже не стремятся к такому образу, знаешь, как у «бандита из 90-х». Они действительно более лояльны, способны мыслить шире. Поэтому и феминизм уже не кажется им чем-то глупым и ненужным. Хотя многое в этом плане в целом зависит и от региона проживания, это тоже нельзя отрицать.

Дина: Я все больше замечаю среди парней и вообще молодых мужчин проявления эмоциональности, чувственности. Нет уже такого стремления к некой токсичной маскулинности. Хотя, в то же время, теперь появилось понятие про «патриархат сыновей», характеризующих тех мужчин, которые: «Женщина, сиди дома, мамонтов принесу в пещеру сам», а по итогу никаких «мамонтов» от них ждать не приходится. Колоссальная разница — они сохранили в своем уме все постулаты патриархата, но сами ничего из «чисто мужского» и не совершают.

— А как феминизм помогает девушке бороться с непринятием себя, с внутренними комплексами?

Дина: На самом деле, избавиться от предрассудков по отношению к себе — это большая работа над самой собой. Это целый процесс. Это не быстро.

Тасия: Это процесс длиной во всю жизнь.

Дина: Для меня характерно «информационное обслуживание». Например, кто-то пространственно (или даже лично у меня) спрашивает то, что в легкую можно было спросить у гугла, и он ответит однозначно лучше чем кто-либо, включая меня. Да, например, «А как мне найти вот это и вот то?», и я на полном серьезе для него все это захочу прогуглить (не испытывая даже малейшей симпатии к этому человеку), хотя он мог бы сделать это сам. Это все отголоски женской гендерной социализации, самой настоящей прошивки о «необходимых критериях» поведения в наших головах.

— У вас даже был Instagram-флешмоб одноименный, кажется?

Дина: Да, среди наших подписчиц.

— На ваших собраниях девушки могут поделиться своими переживаниями, комплексами, вы сможете проработать с ней эту ситуацию, или только она сама способна себе помочь?

Дина: Мы можем помочь ей в том, что не будем никоим образом обесценивать ее проблему, говорить «Ой, да это все надуманное!» Мы даже можем не ощущать такой проблемы в самих себе, но мы стараемся понять чужие переживания и просто хотя бы выслушать.

Тасия: Это про то, что не только мы имеем право быть свободными, но и любой другой также имеет право на такую же свободу, на право быть собой и иметь свои проблемы.

 

«Слатшейминг» — о том, как не обращать внимания на гневные комментарии под фото себя самой

Мы подходим к последней для обсуждения теме, которая близка многим девушкам и не только феминисткам — о травле в социальных сетях. О травле не за мнение или комментарий, а за себя саму и свои же фото.

— Давайте обсудим травлю в Интернете, а точнее, как девушке отстоять право публиковать любое (даже, возможно, самое откровенное фото) в своих социальных сетях? Именно такие фото собирают как и восторженные комментарии, так и самые оскорбительные.

Тасия: Так, а это моя тема! Я лично с так называемым «слатшеймингом» (slutshaming – острое выражение негативного отношения к поведению девушек, считающимся чересчур откровенным, — прим.ред.) сталкиваюсь уже очень и очень давно. Например, из-за моего стиля в одежде меня еще в школьные годы стало это касаться, в том числе и в Интернете. Школьники особенно любили меня в какие-то паблики отправлять по типу «Подслушано», там обсуждать, в какие-то закрытые группы сливать… Но я сама свои фото откровенными не считаю. Могу сфотографировать себя в купальнике, в белье.

А что делать с травлей? К сожалению, от этого не уйти, с этим нужно внутренне смириться. Один знакомый мне недавно написал: «Ты знаешь, у тебя фото не соответствует тексту. Ты на снимке в лифчике, а текст – серьезный. И как я должен на это смотреть, я же не могу понять, чего ты хочешь: что-то серьезное донести или переспать?» Вот что тут можно сказать? Я предлагаю таким людям лишь отписаться от меня, фото не смотреть, посты не читать. Вся пошлость — лишь ваша лично, это только ваши мысли, и не более. Современное мышление зачастую строится на извращенности. Например, открыла плечо — это намек, потому что плечо — это вторая грудь! Прочитала об этом недавно.

Дина: Серьезно, и так говорят?! (смеется)

Тасия: Да, если девушка оголила плечо перед мужчиной, то это скрытый сексуальный сигнал! Грудь она оголить вот так не может, а плечо, конечно, обнажить миру проще, вот и делайте выводы! И так они и начинают выдумывать… Выложила фото в купальнике, например. А в чем еще на пляже находиться? Или не фотографироваться в этот момент, может? Потому что многие на полном серьезе пишут: «Быть в купальнике на пляже это понятно, а вот зачем фотографироваться? Это провокация к действию!»

Дина: Та же история, когда у жертвы насилия спрашивают «а во что ты была одета в тот момент?»…

— То есть правильно я понимаю, что происходит некая «сексуализация» всего, что как-либо связано с обнаженными частями тела? Стоит выложить подобное фото, и негатива не избежать, тебе обязательно припишут скрытый сексуальный смысл?

Тасия: Более того, значение имеет не только «обнаженность», но и размер! Я как-то спросила у одного парня: «Слушай, а что, если бы грудь у меня была бы меньшего размера, реакция была бы такой же?», на что тот ответил, что подобное фото с маленькой грудью откровенным, как он выразился, «призывом», уже бы не было! Но мы же не выбираем свою внешность, правильно? То есть если ты обладательница третьего размера груди, то это уже призыв сам по себе!

Дина: Ага, на генетическом уровне заложенный уже… (все, включая меня, смеются)

 

«Слушай, а что если бы грудь у меня была бы меньшего размера, реакция была бы такой же?», на что тот ответил, что подобное фото с маленькой грудью уже откровенным, как он выразился, «призывом», уже бы не было! Но мы же не выбираем свою внешность, правильно? То есть если ты обладательница третьего размера груди, то это уже призыв сам по себе!»

 

unnamed (2) unnamed (3)

Тасия: В общем, единственное, что можно пожелать тем девушкам, что столкнулись с таким — просто не обращать внимания. Мне самой столько раз гадости писали… Недавно вот был показательный случай: у меня вышла статья про торговлю людьми, и в комментариях к ней писали: «Ну, по ней видно, что сама не раз была „ночной бабочкой“». Кто-то даже придумал целую историю, что я была в рабстве где-то в Турции или в Эмиратах… Кто-то там наслышан про это! Я сама читаю лекции о торговле людьми, в целом о том, как необходимо себя от такого обезопасить. Можно поехать на работу за границу, например, на ресепшн в отель, а попасть в самое настоящее рабство. И не существует никакой добровольной работы в эскорте или на рабском производстве. Люди просто либо боятся, и им стыдно, либо имеют серьезную психологическую травму. Это очень серьезные вещи.

_DSC3833

— И правда, это действительно серьезно. А если краткий вывод о травле: выходит, что мужчины любит поучать, на деле же — просто оскорблять. А что насчет комментариев от женщин?

Тасия: Абсолютно все то же самое. Те же токсичные комментарии. Мол, «одевайся прилично, а то сама виновата будешь, когда ненароком полезут мужики!»

Дина: Очень часто в системе патриархата женщине отводится место надсмотрщицы. Такие женщины часто старшего возраста, к примеру. Наблюдают со стороны, чтобы найти изъян, чтобы целенаправленно задеть. Указать, как одеваться и как себя вести, конечно. В их сознании часто есть определенные правила, выполняя которые, ты можешь себя «обезопасить». Если ты будешь прилично одеваться, не пойдешь тусить с парнями, то тебя не тронут.

— Тасия, сразу вспомнила твой рассказ в самом начале про «достаточно ли короткая юбка, чтобы насиловать». Что тебе тогда отвечали, кстати?

Тасия: Так многие и отвечали: «Ну, уже пора!» Кто-то заявлял, что, глядя на такую юбку, кхм, только одного и хочется. Оправдания были из разряда: «Ну, я же мужик!» Печально это, на самом деле.

 

А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Наш разговор я решаю закончить вопросом о том, какими себя видят «ФемКызлар» еще через год, к чему они стремятся?

Дина: Мы бы хотели больше участвовать в российских мероприятиях. Ездить в другие города, участвовать в фестивалях, перенимая опыт других феминисток и рассказывая о своем. Мы это и сейчас уже делаем, Тасия у нас в этом плане главная гастролерша.

Тасия: Стараюсь, да, была на мероприятиях в Москве, Санкт-Петербурге, Воронеже.

Дина: Мы очень дружны с уфимскими феминистками, их группа называется «КвирФем Уфа». А что касается еще и других наших планов, то мы бы хотели и дальше развивать наш клуб английского языка, организовывать все новые мероприятия. Моя личная мечта  — помогать женщинам бороться с трудовой дискриминацией, хочу, чтобы женщины большего добивались и строили хорошую карьеру. 

Тасия: Социум буквально отнимает время у женщины… Пенсионный возраст начинается позже 55 лет, а работу найти, если тебе, скажем, 40 только, уже не так-то и легко! И все ярлыки про «в 27 не замужем — старая дева», «до 30 не родила, все, старородящая будешь»… С этим мы тоже боремся. 

Дина: Феминисток много, в действительности. И да, мы — «ФемКызлар» — не одна единственная группа феминисток на всю Казань, на самом деле, но так получается, что именно мы у людей на слуху.

 

Анастасия Товкалева, редакция Include

Фотографии: Арина Егорова

 

В контексте:

Феминизм: вечный вопрос о том, кто правит миром

«Фатима»: как живет казанский кризисный центр для женщин

Феминизм по-русски, или попытка изменить взгляд мужчин на роль женщины